Эффективные решения проблем с недвижимостью!

Правовое положение ответчика в арбитражном процессе: проблемы и пути их решения

«Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» гласит ст. 46 Конституции РФ. Это положение в сочетании с ч. 3 ст. 8 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ) – арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон – формирует несколько идеализированное представление о правовом положении ответчика в суде. Ответчик в арбитражном процессе изначально воспринимается как сторона более уязвимая. Тем не менее, анализ судебной практики показывает, что, несмотря на существование законных способов защиты своих прав, ответчик все чаще не может их реализовать. Очевидно, что суды считают приоритетной задачей оперативность разрешения спора, стараясь обезопасить себя от затяжной судебной волокиты именно путем нивелирования возможности ответчиков пользоваться своими процессуальными правами и в полной мере защищать свои интересы при рассмотрении гражданских дел.

Одной из основных форм защиты прав ответчика является предусмотренная ст. 132 АПК РФ возможность подачи встречного иска. При этом заявленное во встречном иске требование должно отвечать определенным условиям: оно должно быть направлено к зачету первоначального требования, исключать полностью или в части удовлетворение первоначального иска, между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. 

Зачастую суды, ссылаясь на несоответствие встречного иска требованиям ч. 3 ст. 132 АПК РФ и ничем не мотивируя свое решение, возвращают иск ответчику, чем незамедлительно нарушают процессуальное равноправие сторон. Представляется, что вывод о наличии либо отсутствии условий для принятия встречного иска, указанных в ч. 3 ст. 132 АКП РФ, слишком зависим от субъективного фактора, что подтверждается отсутствием единообразного мнения среди судей по аналогичным встречным искам. На наш взгляд, право ответчика на заявление встречного иска, как одного из немногих средств защиты прав ответчика, не должно полностью зависеть от воли или компетенции судьи.  По нашему мнению, в некоторых случаях целесообразно установить обязанность суда принять и рассмотреть встречные требования без оценки наличия условий, указанных в ч. 3 ст. 132 АПК РФ. К таким случаям, полагаем, необходимо относить:

- заявление требований по встречному иску, вытекающих из того же основания, что и требования по первоначальному иску, т.е. из одного договора, и направленных к зачету первоначального требования, т.е. фактически являющихся денежными требованиями;

- ситуации, когда удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска. Здесь имеется в виду, что суд обязан во всех случаях принять встречный иск, например, когда ответчиком заявляются встречные требования в виде признания договора недействительным, незаключенным либо обязательства прекращенными и в иных случаях.

В судебной практике встречаются случаи, когда суд просто игнорирует поданное ответчиком встречное исковое заявление до момента вынесения судом решения, процессуально не оформляет их непринятие, используя впоследствии формулировки: «Ходатайство отклонить, так как всем имеющимся в деле документам суд дает надлежащую правовую оценку»; «Ходатайство рассмотрено и отклонено. Исковое заявление возвращено представителю ответчика» и т.д. В связи с наличием таких прецедентов, полагаем, появилась необходимость уточнить положение ч. 2 ст. 132 АПК РФ: предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления исков. Прибавив к данной формулировке положение о том, что «вопрос о принятии встречного иска должен быть разрешен судом на ближайшем после подачи встречного иска судебном заседании». Такой новеллой законодатель обезопасит ответчика от неправомерных действий суда.

Справедливо отметить, что вынесение судом определения об отказе в принятии встречного иска не ставит точку в возможностях защиты ответчиком своих прав, т.к. данное определение может быть обжаловано.

Обжалование такого рода определений на сегодняшний день осуществляется путем подачи жалобы в апелляционную инстанцию. На данном этапе в случае признания действий суда первой инстанции незаконными возникает коллизия: решение по делу, вынесенное не в пользу ответчика, препятствует улучшению его правового положения по итогам апелляционного рассмотрения, в то время как признание недействительным определения об отказе встречного иска трактуется как нарушение процессуальных прав ответчика. Вместе с тем, апелляционный суд не вправе рассматривать встречный иск, так как он может быть заявлен только при рассмотрении дела по правилам первой инстанции. При этом апелляционные суды, как показывает практика, в таких ситуациях, часто расширительно толкуют ч. 6.1 ст. 268, ч. 4 ст. 270 АПК РФ и не усматривают иного способа восстановления нарушенных прав ответчика на подачу иска, кроме как отмены решения, отмены определения о возвращении встречного иска, принятия встречного иска и перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции.

С юридической точки зрения, эти действия выходят за пределы полномочий суда апелляционной инстанции и не соответствуют нормам арбитражного процессуального права, однако фактически  восстанавливают нарушенные права ответчика. Мы видим два варианта решения данной проблемы. Во-первых, путем внесения изменений в  ст. 268, 270 АПК РФ, которые бы закрепили соответствующие полномочия апелляционного суда по переходу к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции на основании отмены решения суда ввиду незаконности определения о возвращении встречного иска. Во-вторых, считаем возможным отнести обжалование определений о возврате встречного иска к компетенции кассационных судов. Последнее обоснованно тем, что кассационная инстанция, как правило, не отменяет определение об отказе в принятии встречного иска после рассмотрения в апелляции, т.к. это не ведет к восстановлению нарушенного права, поскольку дело уже рассмотрено по существу.

Очевидно, что было бы справедливым закрепить обязанность суда первой инстанции откладывать рассмотрение дела до рассмотрения жалобы на определение о возврате встречного иска, т.к. в случае вынесения решения до рассмотрения такой жалобы теряется её смысл. Однако это повлечет за собой удлинение срока рассмотрения дела, что негативно скажется на обеих сторонах. На сегодняшний день суд может отложить судебное разбирательство в случае обжалования определения о возвращении встречного иска до вынесения решения по первоначальному иску. Принцип диспозитивности в данном случае зачастую превращается в средство ущемления прав ответчика. Единственным способом предотвращения подобных ситуаций является закрепление обязанности суда отложить судебное разбирательство в случае обжалования определения о возвращении встречного иска до вынесения решения по первоначальному иску. Это компромиссный вариант, т.к. фактически право у ответчика имеется и обеспечивается законодательно. Воспользуется ли ответчик им, успеет ли его реализовать – это только его забота.

Проблемным также представляется вопрос, связанный с представлением ответчиком дополнительных доказательств в суде апелляционной инстанции в случае его неявки в судебное заседание при надлежащем извещении о времени и месте судебного разбирательства. Надлежащим извещением, помимо всего прочего, считается также неявка адресата  за получением копии судебного акта, несмотря на почтовое извещение, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд. Т.е. если почтовые отправления с определениями суда первой инстанции, направленные в адрес ответчика, возвращены отделением почтовой связи с отметкой «истек срок хранения», ответчик лишается права представления дополнительных доказательств. В подобных ситуациях и апелляционная и кассационная инстанции не считают обоснованной невозможность представления доказательств в суде первой инстанции. Если говорить о внедрении информационных технологий в процесс рассмотрения дел в арбитражных судах, то, полагаем, можно предусмотреть дополнительный способ уведомления участников процесса о времени и месте судебного заседания посредством электронной почты, т.к. это снизит вероятность неполучения ответчиком информации о судебном разбирательстве, если он в силу определенных обстоятельств не получил почтовое уведомление.

По данному вопросу складывается неоднозначная судебная практика. Так, например, в Восточно-Сибирском и Северо-Западном округах имеются прецеденты, когда суд кассационной инстанции признавал ненадлежащим извещение ответчика о месте и времени судебного разбирательства, произведенное лишь по одному из имеющихся в деле адресов. В то же время в суде Центрального округа в таких случаях считают ответчика извещенным надлежащим образом.

Очевидно, что введение процедур по повторному уведомлению либо проведение иных дополнительных мероприятий для обеспечения возможности ответчика явиться в судебное разбирательство представляется нецелесообразным, т.к. повлечет за собой затягивание процесса. Чтобы внести единообразие в практику и исключить споры по данному вопросу, на наш взгляд, возможно предоставить право ответчикам представлять доказательства в апелляционной инстанции в случае, если они фактически не были извещены. Такой подход послужит дополнительной защитой прав ответчиков от заведомо необоснованных исков, в случаях когда имеет место недобросовестные действия истцов и аферы с почтовыми сообщениями по юридическим адресам ответчиков.