Эффективные решения проблем с недвижимостью!

Проблемы защиты прав участников строительства в рамках дела о банкротстве застройщика

«Квартирный вопрос» в России всегда стоял достаточно остро. Количество граждан, вложивших денежные средства в строительство, но так и не получивших квартиры ввиду банкротства застройщика, постепенно стало возрастать. Специфичность и широкая распространенность данного типа общественных отношений обусловили принятие Федерального закона от 12.07.2011 № 210-ФЗ, который внес значительные изменения в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», дополнив его новым параграфом «Банкротство застройщика».

Совершенствование законодательства посредством введения данного параграфа происходило по нескольким направлениям. Во-первых, возникли новые категории лиц, участвующих в деле, таких как, например, участник строительства. Именно эта категория и представляет для нас особый интерес в рамках рассматриваемой темы. С юридической точки зрения, это физическое или юридическое лицо, Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование, имеющие к застройщику требование о передаче жилого помещения или денежное требование, или, как все чаще называют в обиходе именно граждан, «обманутые дольщики». Во-вторых, определился правовой статус участников строительства. В частности, важным его элементом является определение третьей очереди в реестре требований кредиторов. Выделение их из группы иных кредиторов подчеркивает направленность введенных норм на приоритетную защиту прав данной категории участников гражданского оборота. Президиум ВАС РФ неоднократно в своих постановлениях называет участников строительства приоритетной категорией кредиторов. Приоритет – это, по факту, преимущество перед остальными участниками отношений. Логически верно выводить данную категорию лиц на главенствующее положение в делах о банкротстве застройщика, т.к. именно участники строительства выступают добросовестной стороной, действия которой были направлены на получение жилого помещения, все возложенные на данную сторону обязанности были выполнены, а благоприятные последствия не наступили не по её вине. Соответственно, интересы участников строительства должны быть защищены государством, что и обеспечивает законодательное закрепление данной категории лиц как особой (приоритетной) категории кредиторов.

Исходя из вышесказанного, целью реформирования законодательства о банкротстве стало определение эффективных способов защиты нарушенных прав участников строительства как приоритетной категории кредиторов в рамках реализации конституционного права каждого на жилище. Способы защиты законодателем действительно установлены, однако их эффективность вызывает определенные сомнения.

На сегодняшний день «обманутый дольщик» может реализовать свое право требования к должнику двумя путями: путем заявления требования о передаче жилых помещений и (или) денежного требования. Юридическое оформление осуществляется путем признания обоснованным и внесения требования в заявленной форме в соответствующий реестр кредиторов. Причем право выбора той или иной формы в деле о банкротстве принадлежит участнику строительства, что указано, в частности, в определении ВАС РФ № ВАС-6334/13 от 17.06.2013. При этом в соответствии со ст. 201.10 и 201.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» правовое положение участников строительства является равным независимо от того, в какой из двух указанных реестров их требования включены.

На первый взгляд, права участников строительства максимально учтены: присутствует диспозитивность, оба варианта направлены на удовлетворение законных интересов дольщиков, равенство участников презюмируется. Однако это не исключает наличия определенных сложностей в реализации данных положений.

Первая проблема связана именно с возможностью выбора субъектами формы требований: денежной или в виде передачи жилого помещения. Сам факт её наличия в совокупности с провозглашением приоритета дольщиков дает основание полагать, что у участников строительства существует также возможность изменения выбранной ранее формы и, соответственно, перехода из реестра денежных требований в реестр требований о передаче жилых помещений. Судебная практика действительно предусматривает возможность такого перехода, однако судьями еще не выработана однозначная позиции по данному вопросу. Безусловно, существует позитивная практика: заявления об исключения из реестра денежных требований удовлетворяются, одновременно признаются обоснованными требования о передаче жилых помещений и включаются в соответствующий реестр. Однако подобные решения суды выносят не часто, несмотря на то, что по своему содержанию они полностью отвечают целям защиты прав участников строительства в делах о банкротстве застройщика.

Еще одной проблемой является применение для требований участников строительства двухмесячного срока, установленного ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», по истечении которого реестр требований кредиторов подлежит закрытию и участник строительства фактически лишается права на возмещение своих требований в какой-либо форме. При этом в настоящей статье не рассматриваются отдельные случаи исчисления начала течения срока с момента получения либо неполучения уведомления от арбитражного управляющего во исполнение им п. 2 ст. 201.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

«Зареестровый» учет, на наш взгляд, одно из самых главных нарушений прав участников строительства как непрофессиональных инвесторов, а также нарушение конституционного права на жилище. Оставление требований дольщиков «за реестром» предполагает признание их подлежащими удовлетворению за счет имущества должника оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. Очевидно, что в особенности по установленным требованиям о передаче жилых помещений дольщики останутся ни с чем, т.к. для расчетов с «реестровыми» кредиторами необходимо распродать имущество должника, в том числе жилое помещение, права на которое учтено за реестром за конкретным участником строительства.

По этому поводу в качестве примеров хотелось бы обратиться к постановлениям Президиума ВАС РФ № 13239/12 и № 14452/12 принятых, в один день — 23 апреля 2013 г.

В основе первого дела лежит отказ всех нижестоящих инстанций во включении требования о передаче жилого помещения в соответствующий реестр поскольку договор с застройщиком был расторгнут, в связи с чем суды посчитали, что могут быть заявлены только денежные требования. Судьи ВАС РФ, ссылаясь на сходную природу денежных и имущественных требований участников строительства, выдвигают следующую правовую позицию: «Основной целью принятия специальных правил о банкротстве застройщиков является обеспечение приоритетной защиты граждан - участников строительства как непрофессиональных инвесторов. Применение указанных правил должно быть направлено на достижение этой цели, а не на воспрепятствование ей. Отказав в данном деле гражданину - участнику строительства во включении его требования в реестр требований о передаче жилых помещений, суды лишили его возможности рассчитывать на удовлетворение, так как в случае повторного предъявления требование  было бы заявлено после закрытия реестра требований кредиторов должника». Здесь четко прослеживается стремление суда к единообразному толкованию и применению правовых норм, к защите прав непрофессиональных инвесторов.

Во втором случае основание аналогично, позиция суда, по факту, соответствует провозглашенному принципу приоритетной защиты граждан — участников строительства. Однако в постановлении подчеркнуто мнение о необходимости применения двухмесячного срока для закрытия реестра, в том числе для требований участников строительства. Выходит, что в судебных актах принятых в один день одним составом судей содержатся несколько отличные по своей направленности положения, т.е. возникает противоречие между провозглашенным приоритетом интересов участников строительства и их явным ограничением установленными сроками.  Несмотря на то, что это была позиция на тот момент высшего судебного органа, некоторые суды апелляционной инстанции не стремятся ссылаться на нее в своих постановлениях, выражая прямо противоположную точку зрения. Судьи исходят из того, что в законодательстве отсутствуют нормы, устанавливающие последствия предъявления участником строительства требования о передаче жилого помещения после закрытия реестра требований о передаче жилых помещений. Общие правила содержатся в п. 4, 5 ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно указанным положениям, требования, заявленные с пропуском двухмесячного срока, подлежат удовлетворению за счет имущества должника после завершения расчетов с кредиторами соответствующей очереди, заявившими свои требования в установленный срок, но до начала расчетов с кредиторами следующий очереди. Требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов (то есть, кредиторов третьей очереди), заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника. Однако, участники строительства, предъявившие требования о передаче жилых помещений, не являются кредиторами по смыслу ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и в соответствии со ст. 201.9 того же ФЗ не относятся ни к одной из очередей кредиторов, требования которых подлежат удовлетворению за счет имущества должника. Специальный порядок погашения неденежных требований участников строительства установлен ст. 201.10, 201.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Из вышеприведенных доводов и примеров можно сделать вывод об отсутствии у суда правовых оснований для отказа во включении требования участника строительства о передаче жилого помещения в реестр требований о передаче жилых помещений, поскольку такое требование в силу ст. 100, 201.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» может быть предъявлено в любое время в ходе конкурсного производства. 

Следует отметить, что по отдельным делам судьи идут еще дальше в вопросах обеспечения защиты прав обманутых дольщиков при рассмотрении требований граждан. Так, заслуживает особого внимания Постановление Президиума ВАС РФ от 13.05.2014 г. № 15943/11, в котором суд высказался о том, что только уведомление конкурсным управляющим всех лиц, имеющих право предъявить должнику требования о передаче жилых помещений, является точкой отсчета двухмесячного срока закрытия реестра. Отсутствие уведомления всех дольщиков свидетельствует о том, что реестр не закрыт. В подтверждение позиции ВАС РФ Арбитражным судом г. Москвы было рассмотрено заявление, в котором участник строительства, установивший ранее денежные требования к застройщику, но «за реестром» в связи с пропуском срока, спустя почти два года просил исключить его из «за реестра» и включить его в реестр требований о передаче жилых помещений. Суд учел доводы участника появлении возможности обеспечения его жильем за счет бюджетных средств при наличии установленного судом требования о передаче жилого помещения и полностью удовлетворил заявление гражданина. Представляется, что такой подход суда максимально обеспечивает приоритетную защиту граждан - участников строительства как непрофессиональных инвесторов, на что указывалось в Постановлении Президиума ВАС РФ № 13239/12 от 23.04.2013 г. 

Между тем, общая судебная практика о применении срока для закрытия реестра складывается не в пользу участников строительства. Нередки случаи, когда пропуск срока, отведенного для заявления требований, происходит из-за ошибки участника строительства в правовой квалификации своих требований к застройщику. Это становится основанием для отказа судом в принятии заявления, а обратиться с повторным дольщик уже просто не успевает. Однако Президиум ВАС РФ выработал правовую позицию, которой, по нашему мнению, суды должны следовать, т.к. она направлена на защиту интересов участников строительства как приоритетной категории кредиторов. При рассмотрении заявления участника строительства о включении его требований либо в реестр требований о передаче жилых помещений, либо в реестр денежных требований кредиторов должника арбитражный суд должен правильно квалифицировать материально-правовое требование участника строительства. Вследствие этого при необходимости суд должен исправить ошибку участника строительства в выборе способа защиты (в формулировке заявления) с целью не допустить ситуации, когда в результате этой ошибки участник строительства будет лишен возможности удовлетворения требований из-за закрытия реестра требований должника. Несомненно, это очень важная гарантия реализации прав участников строительства в рамках дела о банкротстве застройщика. Между тем, следует помнить, что в РФ судебный прецедент не является официальным источником права, а значит, суды могут и не принимать во внимание выработанные ВАС РФ рекомендации. В связи с этим, необходимо законодательно оформить подобные гарантии, сделав их общеобязательными. 

По нашему мнению, необходимо внести изменения в законодательство о банкротстве в части отмены применения положений о двухмесячном сроке заявления требований кредиторов именно для участников строительства. По своему характеру ограничение срока заявления требований для участников строительства противоречит основным целям главы о банкротстве застройщиков и препятствует единообразию судебной практики. Помимо этого в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» рационально включить положение, которое бы предоставило участникам строительства возможность выбора учета их требований и свободного перехода в любое время в зависимости от появления возможности у застройщика либо третьих лиц удовлетворить требования обманутых дольщиков в той или иной форме. Полагаем, что законодательное оформление права на переход из одного реестра в другой будет также способствовать единообразию судебной практики, т.к. некоторые суды признают наличие такой возможности у дольщиков, а часть судей ссылается на отсутствие в законодательстве о банкротстве правовых норм, непосредственно указывающих на такую возможность.

Литература / использованные источники:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // ИПС Консультант плюс.
  2. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // ИПС Консультант плюс.
  3. Михайленко Е.М., Фефилов Е.А. Правоприменительные коллизии гражданского законодательства, изменившего порядок заявления требований участников строительства к застройщику при его банкротстве // Правовые вопросы строительства. 2013. № 1. С. 8 – 10
  4. Белоусов В.Н. Особенности предъявления требований участниками строительства при банкротстве застройщика // Семейное и жилищное право. 2014. № 5. С. 34 – 38
  5. Тычинин С.В., Романенко Д.И. Банкротство застройщика. Как защитить права участников долевого строительства: вопросы арбитражной практики // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. № 10. С. 37 - 41.