Проблемные вопросы применения обязательного досудебного порядка разрешения споров в арбитражном процессе — Деловой Дом

Проблемные вопросы применения обязательного досудебного порядка разрешения споров в арбитражном процессе

Автор: Кузнецов А.П.
«Российский судья», № 3, 2017

В минувшем 2016 году арбитражное процессуальное законодательство подверглось серьезному реформированию. Представляется, что это логичное продолжение судебной реформы 2014 года по установлению единого Верховного суда РФ во главе всей судебной системы РФ. Тенденция к унификации российского процессуального законодательства проявилась в появлении в арбитражном процессе ряда институтов, в том числе ранее имевших место исключительно при рассмотрении дел судами общей юрисдикции, например, институт приказного производства.

В рамках данной статьи хотелось бы остановиться на одном из изменений, которое появилось в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее – АПК РФ) в связи с принятием Федерального закона от 02.03.2016 № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации». Названный акт вступил в силу 1 июня 2016 года, именно с этой даты в арбитражном процессуальном законодательстве появилась норма, обязывающая истцов соблюдать досудебный порядок разрешения спора при обращении в арбитражный суд. Речь идет об обновленной редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ, в соответствии с которой спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором.

Необходимо отметить, что законодателем предусмотрен ряд исключений из данного правила. К категориям дел, по которым соблюдение досудебного урегулирования не требуется, относятся:

— дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

— дела о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;

— дела о несостоятельности (банкротстве);

— дела по корпоративным спорам;

— дела о защите прав и законных интересов группы лиц;

— дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования;

— дела об оспаривании решений третейских судов.

В норме также содержится уточнение относительно порядка обращения в арбитражные суды за разрешением экономических споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений. Требования истца могут стать предметом рассмотрения без соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если он не установлен федеральным законом.

Во всех остальных случаях сторона, субъективно полагающая, что её права и законные интересы нарушаются контрагентом, обязана принять все меры к разрешению спора в досудебном порядке. Если в течение 30 дней после направления претензии (по общему правилу) спор не разрешен либо ответа от контрагента не последовало, сторона вправе обратиться в арбитражный суд с иском.

Несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора влечет оставление заявления без рассмотрения по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Безусловно, оставление заявления без рассмотрения не лишает лицо возможности повторного обращения в арбитражный суд после устранения обстоятельства, послужившего причиной для оставления заявления без рассмотрения, т.е. после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора. Однако в таком случае значительно увеличивается срок разрешения дела, что в отдельных случаях может стать шансом для недобросовестных контрагентов вывести имеющиеся активы, дабы избежать ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

Данная новелла арбитражного процессуального законодательства стала, пожалуй, самой обсуждаемой в правовом сообществе. Целевая направленность данного нововведения вполне понятна и не вызывает сомнений в необходимости подобных изменений. Снижение нагрузки на арбитражные суды путем исключения из числа рассматриваемых споров те, которые стороны готовы разрешить без помощи судебных органов, несомненно, положительный момент рассматриваемой реформы. Также нельзя не отметить, что соблюдение досудебного порядка урегулирования спора позволяет сформировать более прочную доказательную базу, улучшает степень подготовленности сторон к судебному заседанию, позволяет заблаговременно сформировать правовые позиции в отношении предмета спора. Однако названные положительные стороны нивелирует небрежность законодателя при подготовке обновленных положений АПК РФ. К соблюдению введенных чуть более полугода назад требований арбитражные суды относятся со всей серьезностью. Между тем, в ходе практической деятельности представителями юридического сообщества были выявлены ситуации, при которых соблюдение досудебного порядка урегулирования спора само по себе представляется абсурдным и противоречит природе возникшего спора. В частности, нецелесообразность направления контрагенту претензии очевидна в двух случаях:

— при обращении в суд с требованием о признании договора либо его отдельных положений незаключенным(-и);

— при обращении в суд с требованием о признании сделки недействительной.

*Ст. 1103, ст. 1105 ГК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 432 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Соответственно, отсутствие согласованности в отношении хотя бы одного из существенных условий свидетельствует о незаключенности такого договора. Данный вывод подтверждается позицией ВАС РФ, выраженной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными». Недобросовестные участники гражданского оборота нередко используют возможность ссылаться на незаключенность договора для ухода от обязательств и ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Однако факт признания договора незаключенным устанавливается исключительно в судебном порядке. Требование такого характера по своей природе направлено, скорее, не к ответчику, а к арбитражному суду, который единственный вправе вынести решение о незаключенности договора и тем самым запустить процесс возникновения правовых последствий. На практике это чаще всего применение норм о неосновательном обогащении: возвращение полученного по сделке либо возмещение стоимости в денежном эквиваленте*.

*Определение АС Амурской области от 8 декабря 2016 г. по делу № А04-10114/2016; Определение АС Ростовской области от 19 июля 2016 г. по делу № А53-13562/16
*Судебная практика по оставлению заявлений о признании договора незаключенным без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом досудебного порядка: Определение АС Республики Татарстан от 7 декабря 2016 г. по делу №А65-24031/2016; Определение АС Московской области от 18 ноября 2016 г. по делу №А41-72580/16; Определение АС Ростовской области от 19 июля 2016 г. по делу № А53-13562/16

Обращение с претензией к контрагенту, как того требует действующее законодательство, представляется абсурдным в рассматриваемой ситуации, т.к. стороны не обладают необходимыми полномочиями для признания договора незаключенным и для применения последствий такого признания. Остается непонятным, каково должно быть содержание претензии, направленной перед обращением в суд с требованием о признании договора незаключенным. Исходя из практики, суды внимательно относятся к содержанию представленных документов о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора*, а потому для исключения возможности оставления заявления без рассмотрения представляется необходимым отражать в претензии положения, которые впоследствии составят мотивировочную и просительную части иска. Также вызывает вопросы ситуация, при которой контрагент выразит согласие на исполнение требований отправителя претензии. Поскольку такое согласие не влечет за собой наступление никаких правовых последствий, обращение в арбитражный суд с иском в данном случае неминуемо. Представляется, что большое количество проблемных вопросов в связи с необходимостью соблюдения досудебного порядка урегулирования спора о незаключенности договора свидетельствует о необходимости внесения данной категории дел в перечень, содержащийся в ч. 5 ст. 4 АПК РФ и не требующий направления претензии контрагенту перед обращением с иском в арбитражный суд*.

*Судебная практика по оставлению заявлений о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом досудебного порядка: Определение АС Тульской области от 10 июня 2016 г. по делу № А68-4962/2016; Определение АС Новосибирской области от 14 июня 2016 г. по делу № А45-12097/2016; Определение АС Московской области от 23 декабря 2016 г. по делу № А41-66537/16; Определение АС Брянской области от 21 декабря 2016 г. по делу № А09-15536/2016

Относительно обращения в арбитражный суд с требованием о признании сделки недействительной фактически складывается аналогичная ситуация. Согласно ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В отношении ничтожных сделок обращение в суд заключается в необходимости применения последствий их недействительности. В данном случае, как и предыдущем рассматриваемом, стороны сделки не обладают необходимым правомочиями для признания сделки недействительной и для применения последствий её недействительности. Поскольку обращение в арбитражный суд при возникновении спора упомянутой категории неизбежно, то в соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ истец обязан соблюсти досудебный порядок. При недействительности сделки по общему правилу применяется двусторонняя реституция, т.е. каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке либо возместить его стоимость. Поскольку применение двусторонней реституции по соглашению сторон недопустимо, согласие другой стороны с требованиями отправителя претензии не является юридическим фактом, поскольку не влечет наступление никаких правовых последствий*.

Полагаю, очевидно, что возникшие в связи с внесением изменений в АПК РФ недоразумения делают правоприменительную практику абсурдной, снижают эффективность применения установленных законодательством средств защиты нарушенных прав, усложняют процесс восстановления нарушенного права и удлиняют сроки такого восстановления.

Необходимость написания и направления претензий, содержание которых заведомо не имеет смысла для рассмотрения возникшего спора, а лишь затягивает сроки его разрешения, на мой взгляд, недопустимый элемент цивилизованной правовой системы, который необходимо урегулировать ближайшими изменениями. В связи с изложенным в данной статье материалом, предлагается обновить редакцию ч. 5 ст. 4 АПК РФ, дополнив ряд исключений делами о признании сделки недействительной, а также делами о признании договора или отдельных его положений незаключенными. После проведения соответствующей корректировки норм арбитражного процессуального законодательства введение обязательного досудебного порядка в арбитражном процессе достигнет заявленных целей: стороны действительно смогут самостоятельно ликвидировать возникшие разногласия и неопределенности, не требующие судебного вмешательства. На сегодняшний день отдельные случаи применения досудебного порядка, в частности, описанные в данной статье, не позволяют достигнуть названной цели в связи с противоречием применяемых механизмов самой природе правоотношения.

Литература и источники

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс»
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс»
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс»
Кирьяк С.П. «Досудебный порядок урегулирования спора. Как не ошибиться, соблюдая новые правила» // Арбитражная практика для юристов. № 12, декабрь 2016.

Задайте вопрос юристу

Ваше сообщение отправлено! В ближайшее время мы с Вами свяжемся
Проверьте правильность заполнения формы!